Уголь для Украины: последствия политических авантюр

> Политика

Украина занимает седьмое место в мире по разведанным угольным запасам — почти 34 миллиарда тонн, или 3.8 % от планетарного количества данного вида полезных ископаемых. По добыче угля страна долгое время занимала одно из лидирующих мест в Европе, ежегодно выдавая на-гора порядка 80 млн. тонн.

В энергетическом балансе Украины уголь играет важнейшую роль топлива для металлургической промышленности, для тепловых электростанций и котельных, стоит учитывать и потребление в частном жилом секторе. Экспорт украинского угля ограничивался несколькими процентами от добычи, импорт был несколько больше. Ввоз антрацита необходим для создания оптимальных рецептур топливных смесей — но их базовый состав как основа энергетики и металлургии всегда был свой.

Как сказал бы самый известный одессит из российских сатириков, «Уголь на Украине является продуктом внутреннего употребления». К сожалению, состояние угольной промышленности страны вызывало мало положительных эмоций и до 2014 года. Износ оборудования в шахтах и на обогатительных комбинатах, скверное состояние инфраструктуры и транспортных сетей, отсутствие новых месторождений, истощение старых залежей — список производственныхсложностей обширен и носит разноплановый характер. Еще больше проблем создавала практика государственных дотаций убыточным шахтам, распродажа прибыльных угледобывающих компаний за символическую стоимость и оффшорные тропинки для бегства от налогов (с проходимостью хорошего автобана для ушлых проходимцев).

Коррупционные беды усугубляли производственные проблемы угольной промышленности Украины и накладывались на отрицательную конъюнктуру глобальных рынков. За последние десятилетия мировое потребление угля неуклонно снижается по целому комплексу причин, что отражается на его стоимости. Открытый метод добычи как более экономичный позволяет предприятиям выживать и при цене продукции в 50 $ за тонну (действующая в ноябре 2014 года цена на американском Среднем Западе). На Украине же разрезов и карьеров нет — пусть и более качественный в плане теплоемкости, наличия примесей и т.д. уголь приходится извлекать из шахт и штолен при существенной себестоимости таких разработок.

Около 80 % дорогого, проблемного, рентабельного для узкого круга лиц украинского угля добывалось на Донбассе. Но без него возникли проблемы с рентабельностью и самим существованием у всей промышленности и жилищно-коммунального хозяйства, причем по всей стране. Весной этого года в шахтерском донецком краю разразилась война. Не касаясь ее причин, трагедий и последствий для гуманитарной обстановки и государственного устройства Украины, очевидным итогом боевых действий стал острейший дефицит угля. Особенно высококалорийного и малозольного антрацита для внутреннего употребления на ТЭС. На 12 ноября с.г. склады всех украинских теплоцентралей имеют на балансе 1.7 млн. угольных тонн. Это в 5-7 раз меньше необходимого минимума. С учетом вероятных заморозков во второй половине месяца, если не полноценных метелей и вьюг.

Остановка ТЭС в зимний период — это замороженные батареи в домах, это иней в больничных палатах и операционных, это студеные сквозняки в пустых школах и закрытые «до весны» детсады. Это декорации к апокалипсической игре «Сталкер» вокруг реальных людей. Которые далеки как от виртуальных симуляций, так и от майданных симуляторов революции — но если ты не занимаешься политикой, означенная госпожа не постесняется заняться тобой. В том числе в форме энергетического кризиса как результата политических авантюр и боевого популизма.

Правительство Украины попыталось решить проблему за счет импорта топлива, которого прошлой «злочинной владе» было некуда девать. Хватало и на промышленность с ЖКХ, и на солидные заработки шахтерам, и на распилы батонов золотых. Был заключен контракт на поставку угля из Африки. Его пышно преподнесли как великую победу над морозом и энергетической дистрофией. Его многословно и витиевато прославили муэдзины финансовых минаретов. Дешевле, выгоднее, разумнее, достойнее, перспективнее, патриотичнее. Непонятно, почему раньше Украина не закупалась углем в ЮАР, раз преимущества столь всеобъемлющи.

Разбор полетов и препарирование преимуществ начались уже через два месяца после победного контракта. Подписание состоялось в сентябре, на уровне министра энергетики и главы трейдерской фирмы Steel Mont Trading Ltd от Украины и ЮАР соответственно. Украинские властители рангом повыше от визирования документа предусмотрительно воздержались — ручка с приросшим колпачком имелась только у бывшего военного министра Гелетея. Первый вместительный сухогруз со 100.000 тонн угольного импорта прибыл в порт Ильичевска в октябре, был оперативно разгружен, его содержимое доставлено на ряд ТЭС. В начале ноября озабоченность возможными махинациями с африканским углем высказал лично украинский президент П. Порошенко и поручил генеральной прокуратуре исследовать вопрос.

ГПУ провела уникальную, познавательную и дознавательную процедуру имени Псаки-Лысенко-Тымчука. Объявив в пятницу 7 ноября, что в понедельник 10 ноября будет допрошен министр украинской энергетики Продан, а во время допроса вероятен его арест под тяжестью саморазоблачительных улик. Общественность замерла в ожидании проверенного лозунга для будущих майданов «Йуре — волю!», либо зрелища «Беги, Продан, беги!», либо комбинации обоих шоу в антураже мусорных баков и патриотичных масок. Однако нервы у Юрия Васильевича оказались крепкими, он прошел процедуру «Допрос с арестом, обыском, шельмованием и увесистым сроком» только до первого контрольного пункта и спокойно покинул здание ГПУ. Одновременно африканский трейдер Steel Mont Trading Ltd распрощался с планами по угольному обеспечению Украины. Его руководство заявило о невозможности выполнения даже подписанного контракта на 1 млн. тонн. Бизнесмены из ЮАР довезут топлива до суммарных полумиллиона тонн, после чего сотрудничество разрывается «ввиду серьезных репутационных рисков для компании Steel Mont». Обвинения в коррупционной составляющей почившего контракта вызывают серьезные сомнения.
Известна цена африканского угля при его доставке в украинские порты — 86 $ за тонну, она соответствует рыночным реалиям. В начале сентября отпускная стоимость угля в ЮАР составляла 72-75 $, расходы на транспортировку вполне адекватны для «чартерных» рейсов сухогрузов через половину мира. Польский уголь стоит 76 $, но его энергетическая ценность и примесный состав оставляют желать лучшего в реалиях украинской промышленности и ЖКХ. Кузбасский уголь обходится порядка 80-90 $ за тонну с доставкой, но политические шаблоны помешали экономическому прагматизму.

С учетом перевалки в портах, транспортно-железнодорожных расходов, страховых и кредитных обязательств покупателя (Укринтерэнерго) и его прибыли размером 2 $ с одной тонны стоимость иноземного угля для конкретных ТЭС достигла 110-112 $. Цифра достаточно разумная, пусть и выше довоенных показателей для донецкого угля. Убытки же от продолжающихся выплачиваться дотаций (кто на Донбассе видел эти дотации?!) в вину ответственным за контракт деятелям ставить затруднительно. Эту ответственность разделяют лица рангом повыше — но они пока что дают противоречивые указания ГПУ и СБУ и сражаются в спорах о будущей парламентской коалиции.

Планы по закупке африканского угля имеют технические и социальные недостатки. Они лишают работы тысячи украинцев напрямую и десятки тысяч опосредовано. Они затрудняют деятельность металлургов и работников энергетики — импортный уголь не соответствует привычным рецептурам для нормальной работы порядком изношенного оборудования. Эти закупочные планы вообще игнорировали влажность и процент золы в антраците из ЮАР — там не принято учитывать данные параметры, в отличие от украинских ГОСТ. Эти планы скорее демонстрируют диверсификацию, чем обеспечивают угольную альтернативу. При 60 млн. тонн ежегодного потребления единственный миллион африканских угольных тонн на состоянии энергетического сектора Украины отразится гомеопатическим образом. То есть едва заметно.

Имеет смысл политическая версия внезапного скандала с углем из ЮАР. Пост министра энергетики — один из ключевых в украинском кабинете. Долгожитель Ю. В. Продан уже занимал эту должность при Тимошенко, участвовал в подписании знаменитого газового контракта 2009 года и лично завизировал временное газовое соглашение от 1 ноября этого года. То самое, по которому следует выплатить часть долгов и вносить предоплату за российский газ без отсылок к Стокгольмскому арбитражу и вопреки напускной самодостаточности. Именно Продан занимает министерскую должность с февраля — то есть соглашения о покупке российского угля для Украины в объеме 4 миллионов тонн подписывались при нем. Более того, оговорки и недомолвки о вынужденном приобретении дефицитного антрацита у ДНР велись тоже заместителями Продана. Выбор между позорной отставкой и внезапным арестом очевиден. Особенно для чиновника, имеющего большой опыт и сомнительное счастье копошиться в одной банке с победителями майдана. На Украине в ближайшем будущем стоит ожидать нового человека на должности энергетического министра. А все политически провальные контракты будут списаны на диверсионно-вредительскую деятельность «папэредника» Продана и его команды. Но придется их выполнять, зима же, штрафы, пени, социальные гарантии, обогрев людей, сбережение предприятий и т.д.

Мало того, что сжиженный в Америке газ пока не добрался в украинские хранилища — так и уголь для ТЭС подходит только российский или донецкий. Как по техническим характеристикам, так и в стоимостном выражении и даже в транспортном отношении.

«Материя есть объективная реальность, данная нам в ощущении».

Весь ленинопад памятников на современной Украине, все эпидемии двухцветного разукрашивания, все фантазии об иноземном вторжении, о зарубежном угле, о европейской помощи, о стремительных реформах не могут конкурировать с этой ленинской фразой. Объективную реальность политики и экономики рано или поздно придется ощутить.

Даша Гасанова

Добавить комментарий