Труба Байкалу

> Политика

За глубочайшее озеро планеты никогда не было спокойно. Год назад правительство прикрыло ЦБК в Байкальске – главную головную боль экологов. Приняты поправки в закон, запрещающие строительство без экспертизы в пределах Байкальской природной территории. Однако появились две новые угрозы. Есть идея строительства водопровода в Китай, через который будет уходить до полумиллиарда кубов воды в год. А газопровод «Сила Сибири» может пройти поперёк священного озера. Эти угрозы пока гипотетические. Но у них есть сторонники, и они сулят существенные выгоды – как финансовые, так и политические.

Нельзя отказывать Пекину

Спрос на байкальскую воду в мире огромен из-за её уникальных свойств: в ней минимум растворённых и взвешенных минеральных веществ, ничтожно мало органических примесей, много кислорода. Из-за мизерного содержания солей (96,7 мг/л) она может использоваться в качестве дистиллированной. А по весне вода озера настолько прозрачна, что можно разглядеть камни на глубине 40 м. Чистотой Байкал обязан рачку эпишуре, который всего-то 1,5 мм в длину, но пропускает воду через свой организм, формируя более 90% биомассы озера. И даже если добывать воду из сверхглубоких скважин 1,5 тыс. м глубиной, продукт не будет такого же качества, как то, что можно зачерпнуть из Байкала ведром. И этого богатства в озере 23,6 тыс. куб. км – 20% мировых запасов пресной воды.

О готовности вложиться в поставки байкальской воды через Монголию заявлял председатель ассоциации «Банк народной мудрости» Ли Су. А недавно на экономическом форуме в китайском городе Эрляне молодой мэр Мэн Саньдун предложил построить водовод протяжённостью 2 тыс. км, который смог бы перебрасывать до 15 млн. кубометров воды в год (или 15 кубов в секунду). Проект, по расчётам мэра, можно было бы реализовать за три года, решив тем самым проблему безводных районов Китая.

Российские учёные поначалу встретили идею в штыки: дескать, бред сумасшедшего. Но по мере разворота кремлёвской политики на Восток отношение к идее водопровода меняется на глазах. Например, директор Лимнологического института академик Михаил Грачёв полагает, что «никакая труба не сможет забрать сколько-нибудь значимый объём воды из Байкала». Китайский водовод заберёт в разы меньше, чем озеро и так сбрасывает в Ангару. По энергетике на проект потребуется «всего-то» треть мощностей Иркутской ГЭС. Но ведь не полностью задействована строившаяся с советских времён Богучанская ГЭС, можно подтянуть мощности каскада электростанций ниже по Ангаре. Тариф Иркутскэнерго ныне составляет рубль за киловатт-час: а значит, перекачка одного куба китайцам обойдётся чуть более 30 рублей. Её цена на мировых рынках доходит до 100 рублей – то есть втрое выше.

Сторонники идеи вспомнили самый длинный в мире водовод Астрахань – Мангышлак (Казахстан) длиной 2175 км, который перегоняет 0,7 кубов волжской воды в секунду, – и все довольны. Договорились до того, что к байкальской воде надо относиться как к нефти и газу – т.е. как к стратегическому продукту. Хотя в нашей стране стоит что-то признать стратегическим продуктом – как слетаются со всех сторон стаи коршунов. И через несколько лет вместо национального богатства – бульдозеры, экскаваторы, пустыри, свалки да напряжённое сопение при отгрузке продукта за кордон. И никакие защитные законы и окрики из Москвы не помогают.

Не хочется, чтобы так получилось с Байкалом. Приводить в пример астраханский водовод смешно: его построили в 1985–1988 гг. по тарифам Госплана, а сколько денег выделят на байкальский проект – никто не знает. Речь идёт о сотнях миллиардов рублей, причём китайская сторона официально не заявляла о готовности вложить какие-то конкретные суммы. К тому же из Астрахани в Мангышлак качают в 20–30 раз меньший объём, чем планируется поставлять с Байкала. Воду подают для «хозяйственно-питьевых нужд», т.е. неочищенную, её дистилляцией занимается казахская сторона. В настоящий момент ни один специалист не берётся утверждать, что вода из Байкала, путешествуя по трубе в течение недели, сохранит свои уникальные лечебные свойства.

И кто решил, будто бедные районы Китая готовы покупать всё, что выйдет из трубы, по 100 рублей за куб? Это цену платят европейцы за доставленную к их порогу упакованную в баки питьевую воду. И какой умник опирается в расчётах на цену Иркутскэнерго в рубль за киловатт-час? В соседней Чите она уже сегодня втрое выше.Нет никаких сомнений, что иркутские энергетики в случае постройки водовода не станут скромничать – и вот уже Россия подсчитывает убытки от очередного «проекта века». Зато мы снова прогнулись перед стратегическим партнёром и освоили бабло, не считаясь с последствиями.

Пена мегапроектов

Стройки века угрожают Байкалу не в первый раз. Например, в 1987 г. собрались строить через озеро трубопровод для сброса в Иркут технологических стоков Байкальского ЦБК. Протесты населения разгоняли водомётами, и Политбюро решило проект отменить. Но в советские времена, как ни странно, не было нынешнего размаха, готовности тратить многие миллиарды на сомнительные предприятия. Например, на прокладку экспортного газопровода от Ковыктинского месторождения в Китай напрямую по дну Байкала между бухтой Бугульдейка и посёлком Истомино в Бурятии.

Показательно, что в 2005 г. поддержал этот проект тот же Лимнологический институт, который сегодня обосновывает газовод в Китай. Идею сочли здравой и на Научном совете СО РАН по проблемам озера Байкал. Учёные упирали на то, что, если труба вдруг рванёт, выход метана в озеро не нанесёт существенного ущерба, потому что газ и так выделяется со дна в ходе естественных процессов. Но ведь специалисты не могли не учитывать, что вход-выход трубы – это кранты флоре и фауне на многие километры вокруг. Что в районе Истомино расположены Кабанский и Степнодворецкий резерваты: здесь гнездятся птицы, сюда ходит на нерест рыба. К тому же именно в предлагаемой части Байкала самые мощные подводные землетрясения – до семи баллов.

– К мнению местных учёных не прислушиваются, всё решают в Москве, а чтения и обсуждения носят формальный характер, «для галочки», – говорит сейсмолог, замдиректора Института земной коры Кирилл Леви. – Исследовательские экспедиции также присылают из столицы, хотя это намного дороже, чем нанять местных. Потом они рассказывают байки, как нефтяники быстро научились ликвидировать последствия аварий. И если пустить трубу вдоль берега Байкала, ничего страшного якобы не произойдёт. Так было, например, с 2002 года, когда по берегу озера проложили маршрут экспортного нефтепровода Восточная Сибирь – Тихий океан.

Тогда довольно серьёзные учёные и исследовательские организации в Москве согласились, что один из участков нефтепровода пройдёт в 800 метрах от берега. Хотя здесь велика опасность провалов и оползней, а в 1960-е гг. тряхнуло с амплитудой свыше 10 баллов. В случае прорыва нефть достигла бы Байкала за 20 минут. В итоге митинги протеста в Иркутске собирали по 10 тыс. человек, и в 2006 г. президент Путин попросил проложить трубу хотя бы в 40 км от берега. «Транснефть» взяла под козырёк – и сделала крюк аж на 350–400 км. И ничего – ввели проект вовремя, стоимость особо не изменилась. Другое дело, два года спустя Счётная палата проверила сметы: сообщалось, что 78 млрд. руб. распределили без конкурса, 3,5 млрд. – сумма ущерба по фактам мошенничества, возбуждены уголовные дела. Правда, никого не наказали, а Счётная палата в 2010 г. практически отказалась от своих подозрений.

Сегодня сибирские экологи с подозрением смотрят на газопровод «Сила Сибири». Официально никто не объявлял, что мегапроект стоимостью свыше 12 трлн.(!) рублей пройдёт через Байкал. Наоборот, линия газопровода должна огибать восточный берег озера с севера на юг. Но все понимают, что напрямик короче, а со сроками – беда. Подать газ с Чаяндинского месторождения планировали в 2017 г., потом сдвинулись на год. А тут замначальника месторождения Виктор Селин некстати выступил: мол, начнём отгружать китайским братьям не раньше 2020 г. и поначалу не более 5 млрд. кубометров. Селина с треском уволили, но в сентябре 2014 г. китайская сторона отказалась вносить предоплату по проекту, и «Газпром» признал: да, теперь не раньше 2020 года. И все понимают, что перенос сроков, возможно, не последний – надо что-то придумывать.

Уже сейчас пустить маршрут через Байкал мешает одно обстоятельство: Китай не хочет, чтобы труба проходила через Монголию, дабы не получилась вторая Украина. Но в августе 2014 г. в Улан-Батор приезжал Владимир Путин и в кулуарах заговорили: китайцы вот-вот согласятся проложить трубу по прямой. Премьер Дмитрий Медведев дал поручение «дополнительно проработать вопрос о маршруте «Силы Сибири». Идею проложить газопровод через Байкал поддержал и сенатор от Бурятии Арнольд Тулохонов: мол, через Чёрное море проходят три ветки газопровода, через Волгу – десять веток.

Правда, в Чёрном море, зайдя по пояс, не видишь собственных ног, не говоря уже о предметах на глубине 40 метров. А в Волге ловят десятки видов рыб-мутантов. Не хотелось бы лет через пять ловить таких же в Байкале. Но, увы, в нашей стране природа – не конкурент трубе.

Николай ФАВОРСКИЙ

Добавить комментарий