Тернистый путь к Ирану

> Экономика

В последнее время активировались разговоры о проекте строительства железной дороги Армения – Иран. Он имеет не только экономическое, но и важное политическое значение, и в случае реализации может серьезно повлиять на расстановку сил и ситуацию в регионе.

Лекция по политэкономии для Якунина

КАВПОЛИТ уже писал о том, какое значение имеет для Армении проект этой железной дороги, и с какими проблемами сталкивается армянская сторона в его реализации. Новый импульс обсуждениям проекта дал президент ОАО «Российские железные дороги» Владимир Якунин, и ранее делившийся пессимистичными прогнозами о будущем этого пути.

В рамках X Международного железнодорожного бизнес-форума «Стратегическое партнерство 1520» в Сочи он выразил уверенность в том, что этот проект не имеет перспектив.

«Это как прорубить в стене окно в никуда… в стену соседнего дома», – заявил Якунин. Его слова вызвали негативную реакцию в армянском обществе, недовольном тем, что глава российской госкорпорации не хочет понять важность этой дороги. К тому же не стоит забывать, что одним из доводов в пользу евразийской интеграции Армении были обещания российской стороны помочь в осуществлении крупных инфраструктурных проектов.

Однако через неделю позиция Якунина непонятным образом изменилась, и он уже был не столь категоричен в оценке целесообразности проекта. Свидетельством этого стало уточнение ЮКЖД своей позиции о строительстве железной дороги Армения – Иран на портале Gudok.ru.

Компания отметила, что с геополитической точки зрения проект имеет важное стратегическое значение для Армении в контексте интеграции транспортной инфраструктуры республики в евроазиатскую и мировую транспортную систему.

«Вместе с тем, как и заявлялось ранее, учитывая значительную стоимость и длительные сроки окупаемости проектов такого масштаба, делающих их коммерчески малопривлекательными для бизнеса, их реализация без поддержки государства затруднительна. 

Российский и мировой опыт показывают, что государственная поддержка стратегических инфраструктурных проектов создает значительный мультипликативный эффект для промышленности и имеет важное значение для устойчивого развития экономики в целом», – отмечалось в заявлении.

По мнению армянского политтехнолога и аналитика Вигена Акопяна, не исключено, что подобное изменение позиции  ЮКЖД связано с давлением российских властей на компанию.

«Я думаю, Якунин имел в виду, что с коммерческой стороны перспектив мало, особенно сейчас, когда денег нет и, видимо, долго не будет. Тем более даже наличие дороги не гарантирует участие Армении в региональных проектах, в условиях неразрешенного карабахского конфликта и турецкой блокады. Проект для русских может быть сейчас чисто геополитическим, но не экономическим.

Якунин выразился как бизнесмен, но не как политик. Русские обеспокоились, что свято место пусто не останется, и его могут попробовать занять другие геополитические игроки и геоэкономические инвесторы… Я думаю, есть установка тянуть время и не делать пока резких движений», – пояснил Акопян в интервью КАВПОЛИТу.

Эксперт добавил, что проект железной дороги играет стратегическую роль для Армении, важен для нее с геополитической и экономической точки зрения, но для России он – чисто геополитический, причем регионального значения.

Транспортный коридор Север – Юг

По словам научного сотрудника Института Кавказа Гранта Микаэляна, для Армении этот проект является очень важным с точки зрения деблокады и экономического развития.

«Появляется возможность создания маршрута Север – Юг, о котором давно говорилось не только в Армении (правда, не стоит забывать и о грузино-абхазской проблеме, поскольку продолжением должна стать Абхазская железная дорога).

Армения в случае реализации этого проекта может стать транспортным коридором, а не «тупиком», то есть серьезно изменить свой статус практически блокированной страны. Думаю, это изменит и психологический климат в стране, а также подстегнет экономическое развитие, в том числе путем расширения географии внешней торговли, что критически важно для Армении», – заявил политолог КАВПОЛИТу.

При этом наш собеседник добавил: с практической точки зрения реализация проекта на сегодняшний день выглядит маловероятной.

«Этот проект окупится Армении в долгосрочной перспективе, но для иностранных инвесторов срок окупаемости может быть еще выше или же стремиться к бесконечности. До сих пор нет ясности в вопросе об общей стоимости проекта. Я встречал цифры в диапазоне от 1 до 8 миллиардов долларов, а подробной документации не видел. Хотя, возможно, где-то результаты квалифицированных подсчетов и пылятся.

В регионе прокладки предполагаемой железной дороги очень сложный горный рельеф, нужны специалисты, технологии, множество рабочих… В том числе, вероятно, будут привлекаться и иностранные работники, что обойдется дороже. Не стоит забывать и о коррупционных рисках. Поэтому бизнес-инвестиций в этот проект до сих пор нет, хотя объявлен он уже очень давно», – сказал Грант Микаэлян.

По словам эксперта, фактически нужны инвестиции «политические», то есть политически мотивированные.

«Армения сама свободными средствами сегодня вообще не располагает. Нет даже понимания, где их можно было бы достать, а международные кредиты расходуются, мягко говоря, не самым эффективным способом – на интервенции на валютном рынке страны. Ожидались инвестиции со стороны Ирана, Азиатского Банка Развития и, наконец, России, однако пока никаких практических результатов нет.

3 сентября 2013 года Армения получила расплывчатые обещания помощи от России в постройке этой железной дороги, но пока прогресса нет, и не стоит забывать, что вышеупомянутые факторы не теряют актуальности. Да и в самой России экономические проблемы сегодня довольно остры. Многие крупные компании, связанные с государством, испытывают сегодня проблемы. РЖД, насколько мне известно, не исключение. Именно с этим связано высказывание Якунина.

Однако политически, видимо, Россия еще не готова отказаться от своего обещания двухлетней давности, возможно, даже есть надежды на какую-то собственную ценность этой дороги для России за пределами исключительно поддержки экономики Армении», – отметил Микаэлян.

Вашингтон не против сотрудничества Тегерана с Ереваном

Существенную помощь Армении в реализации этого проекта может оказать Иран, который обещал за свой счет построить участок дороги по иранской территории. Посол Армении в Иране Арташес Туманян в интервью иранскому информационному агентству ФАРС выразил уверенность, что Тегеран сдержит свое обещание, даже несмотря на определенные экономические трудности, вызванные западными санкциями.

В этих условиях важное значение для будущего дороги приобретает процесс нормализации отношений между Ираном и США, который в случае положительного исхода значительно усилит финансовые возможности Тегерана.

О перспективах американо-иранского диалога и отношении США к проекту железной дороги Армения – Иран КАВПОЛИТ поговорил с экспертом-американистом Арегом  Галстяном.

«В целом давать оценки очень сложно: американская политика на Ближнем Востоке претерпевает серьезные изменения. Диалог с Ираном и его дальнейшее включение в инфраструктурные проекты имеют для Вашингтона важное значение. Во-первых, существует необходимость снижения энергетической зависимости Европы от России. Во-вторых, США заинтересованы в снижении армянской зависимости от России. В связи с этим железнодорожное сообщение с Ираном может сыграть важную роль для диверсификации армянской экономики. Более того, железная дорога – это серьезный политический проект, за которым последуют другие», – сказал наш собеседник.

При этом Галстян добавил, что происходящее нервирует Москву. «Почему? Пока неизвестно, к чему приведет американо-иранский диалог. Сценарии могут быть разные – от расширения и углубления диалога до начала нового витка противостояний. В случае первого сценария США будут поощрять расширение политических и экономических отношений Еревана и Тегерана. Этот сценарий опасен для России, которая не теряет военно-политического рычага давления на Армению (безопасность), но в значительной степени позволяет Еревану делать более широкие политические маневры», – пояснил эксперт.

Мост между Евразийским союзом и Ираном

Армянские власти уже неоднократно отмечали, что желают и готовы стать мостом, соединяющим Евразийский союз с Ираном и странами Ближнего Востока. В этой связи можно отметить заявление премьер-министр Армении Овика Абрамяна на заседании Евразийского межправительственного совета в расширенном составе, о целесообразности заключения соглашения о зоне свободной торговли между ЕАЭС и Ираном. 

В условиях совпадения интересов РФ и Ирана в конфликтах в Сирии, Йемене и Ираке, а также на фоне создания в регионе оси Турция – Грузия – Азербайджан (фактически при поддержке Запада), усиление позиций Армении (единственного российского союзника в регионе) и транспортный коридор с Ираном через дружественное государство исходит и из интересов Москвы.

Не стоит забывать и о том, что членство Армении в Евразийском союзе из-за проблем российской экономики пока не дало тех экономических дивидендов, какие ожидались. На этом фоне отказ России от помощи Армении в осуществлении стратегически важных для своего союзника проектов (строительства железной дороги Армения – Иран и новой АЭС) может сильно ударить по позициям РФ в армянском обществе и элите.

И в этой связи политические дивиденды от реализации проекта железной дороги Армения – Иран для России должны быть более важны, чем экономическая целесообразность.

Однако в любом случае армянской стороне не стоит надеяться лишь на помощь РФ. Дорога имеет  важное стратегическое значение в первую очередь для Армении. И, естественно, Ереван  должен быть самой заинтересованной стороной в его строительстве, искать источники финансирования проекта. В этом случае уже РФ будет заинтересована в финансировании проекта, чтобы не допустить усиления других игроков, ухудшив и так слабые позиции на Южном Кавказе.

Айк Халатян

Добавить комментарий