От «управляемого хаоса» к стабильному миру

> Политика

Мир, по сути, оказался разделённым на три части – Россию, поддержавший антироссийские санкции блок во главе с США, а также группу стран, занимающих условный нейтралитет.

За последнее время в мире произошло много событий, достойных внимания.  В первую очередь, это кризис на Украине, события в Сирии и Ираке и т.п. Но при этом были даже гораздо более знаковые для будущего всего мира события – саммит Шанхайской организации сотрудничества, ратификация договора о создании Евразийского экономического союза и саммит АТЭС.  По сути, эти и предшествовавшие им мероприятия заложили базис для переустройства глобальной политики. 

Вступление

Все мы видим, что с начала событий на Украине началось серьезное противостояние России и ряда западных стран во главе с США.  Мир, по сути, оказался разделенным на три части – Россию, поддержавший антироссийские санкции блок во главе с США, а также группу стран, занимающих условный нейтралитет (при этом в ней также отмечается деление на пророссийскую и прозападную части). 

Это противостояние стало катализатором мощных процессов, итогом которых должно стать переустройство мира.  Новый мировой порядок может оказаться совсем не таким, каким его представляют западные стратеги.  Их понимание мирового порядка на западный лад привело к обратному – мир оказался на пороге Нового Мирового Беспорядка, поскольку «управляемый хаос» вышел из-под контроля и стал неуправляемым, что не устраивает большинство стран мира, желающих быть субъектами, а не объектами мировой политики, и не зависеть от решений узкого круга так называемых «лидеров демократического мира».  И уже с мая мы можем наблюдать, как постепенно выстраивается альтернатива – начинает формироваться совсем новая ситуация.

Первой «ласточкой» стало усиление сотрудничества России с азиатскими странами на фоне введения Западом антироссийских санкций.  Большим ударом для США и ЕС стал газовый контракт России с Китаем. В условиях, когда на Россию пытались надавить угрозой отказа от газовых контрактов для ЕС, заключение глобальной сделки с КНР вызвало эффект разорвавшейся бомбы.  Да, аналитики понимают, что сроки начала исполнения контракта довольно далеки, да и поставляться в Китай газ будет совсем не с тех месторождений, из которых отправляется на Европу.  Но важен сам по себе факт – Россия может обойтись без Европы, давить на Москву уже не получится, с Москвой надо договариваться. При этом все понимают, что разговоры о поставках СПГ из США – это «разговоры в пользу бедных», поставки этого газа будут гораздо дороже трубопроводного газа из России, а это значит, что рядовые потребители (они же избиратели) ощутят двойное увеличение тарифов.  Пойти на это для лидеров стран ЕС равносильно политическому самоубийству. 

Тут, собственно, в рядах американских союзников начались разброд и шатания.  Это хорошо видно на примере Японии – под давлением Вашингтона Токио было вынуждено поддержать антироссийские санкции и даже отложить визит Владимира Путина, но при этом японцы отчаянно ищут возможность не испортить отношения с Москвой и договориться о новых закупках СПГ и строительстве газопровода с Сахалина на Хоккайдо.  В Европе представители крупного бизнеса также оказались недовольны политикой ЕС в отношении России, поскольку обмен санкциями сильно бьет по интересам европейского бизнеса. 

Между тем, Москва повернулась на Восток очень серьезно — Россия договорилась с Северной Кореей об активизации сотрудничества и получила возможность разработки месторождений ископаемых в КНДР (а там почти 80% таблицы Менделеева, включая редкоземельные металлы, по запасам которых они уступают только Китаю). При этом также активизировалось сотрудничество с Индией и Монголией, дополнением к чему стала отмена неофициального запрета на поставки вооружений и военной техники Пакистану.  Все это происходило на фоне начала переформатирования системы безопасности в АТР — Москва на саммите СВДМА поддержала китайские предложения по созданию новой системы безопасности в Азии, основой которой является принцип «безопасность Азии – дело самих азиатских стран».

БРИКС на пути в будущее

Затем очень знаменательные события произошли на саммите БРИКС. Судя по всему, в ближайшие годы мы увидим постепенный перевод БРИКС из аморфного экономического объединения в политический формат.  Уже сейчас эта структура является серьезной силой и имеет очень хорошие перспективы развития, особенно учитывая возможное подключение Аргентины.  И есть вероятность, что БРИКС будет тесно работать с ШОС.

Если реально оценить БРИКС, можно увидеть, что это 25% земной суши, 40% населения мира, самые большие лесные пространства Земли (Россия и Бразилия), гигантские ресурсы пресной воды, которая вскоре может стать ценнее нефти, значительная часть вообще всех сырьевых ресурсов мира. По самым пессимистическим расчетам, к 2050 году страны БРИКС по суммарному ВВП превзойдут «Большую семерку» (хотя некоторые эксперты считают, что это возможно даже к 2030 году).  При этом, если говорить о политическом влиянии, стоит отметить, что БРИКС, в отличие от G-7, представляет все континенты планеты (кроме Австралии и, разумеется, Антарктиды). 

Стоит также отметить, что три страны БРИКС (Россия, Индия и Китай) имеют собственные масштабные космические программы и соответствующую инфраструктуру, включая космодромы, тогда как в G-7 таких стран лишь две — США и Франция.  При этом есть и примерное равенство ядерного паритета: с одной стороны — США, Великобритания и Франция, с другой — Россия, Китай и Индия.  По возможностям вооруженных сил ситуация, как минимум, равная, причем страны БРИКС по отдельным компонентам превосходят Большую семерку.  Да, БРИКС сейчас отстает по ряду моментов – нет военного альянса и политико-экономического союза, но, как показали последующие события, ситуация развивается довольно успешно и в этом плане.

Сейчас уже вполне очевидно, что ЕС и НАТО практически достигли предела расширения – как в количественном, так и в качественном плане, а попытки США усилить военное сотрудничество со странами АТР и сформировать в этом регионе устойчивый блок так и до сих пор и не смогли увенчаться успехом.  Но вот на другом полюсе складывается совсем другая ситуация.  Начнем с того, что, по оценкам экспертов, БРИКС имеет реальные перспективы расширения за счет Аргентины и Индонезии, к которым могут в дальнейшем присоединиться Иран, Египет и Турция.  Но главное не в этом, а в том, что БРИКС, судя по всему, вскоре начнет коррелировать свою политику с Шанхайской организацией сотрудничества. 

Саммит ШОС: быстрее, выше, сильнее

Одним из наиболее важных результатов сентябрьского саммита ШОС стало решение о том, что в 2015 году, когда председательство в этой организации перейдет к России, новыми постоянными членами ШОС должны стать Индия и Пакистан, имеющие сейчас статус наблюдателей.  То есть, три страны (Россия, Индия, Китай), обладающие огромными ресурсами, ядерным оружием и имеющие большое влияние в мировой политике, будут ключевыми членами как БРИКС, так и ШОС. 

Здесь весьма уместно добавить, что Индия уже считает необходимым сотрудничество ШОС с Организацией договора о коллективной безопасности, чтобы ОДКБ могла обеспечить безопасность проектов ШОС на территории Центральной Азии.  При этом индийцы рассчитывают, что формат ШОС позволит создать механизм мирного урегулирования проблем между государствами-членами организации, поскольку у Индии есть проблемы с Китаем и Пакистаном.  Предпосылки для урегулирования споров действительно есть, хотя до сих пор в спорных районах иногда вспыхивают конфликты и происходят столкновения.  Главное в том, что все стороны стремятся к мирному решению, и если оно будет достигнуто благодаря ШОС, авторитет и влияние этой организации во всем мире (особенно в Юго-Восточной Азии) очень усилится. 

Еще один важный нюанс – в последнее время отчетливо идеологическая платформа ШОС и БРИКС, которая представляется более привлекательной для большинства стран мира, чем насаждаемый Западом их Новый мировой порядок, предполагающий разделение мира на тех, кто может все, и тех, кто не имеет права ни на что.  Формирующаяся платформа, альтернативная западной, базируется на основных и четких тезисах:

1) уважение и сохранение цивилизационного разнообразия мира (включая политическое разнообразие),

2) безусловное невмешательство во внутренние дела друг друга и всех остальных,

3) социальная и экономическая справедливость в масштабах всего мира.

При этом новая система предполагает, что в ней не будет гегемонов и диктаторов, каковыми в нынешней системе являются США, в том числе по отношению к своим союзникам в G-7, НАТО и Евросоюзе.

Разумеется, для формирования новой системы нужен экономический базис.  И основа его была заложена на саммите АТЭС, который проходил в начале ноября в Китае.  Этот саммит, по сути, стал знаковым событием, его значение в полном объеме можно будет оценить лишь по прошествии времени, но некоторые итоги очевидны уже сейчас.

Саммит АТЭС: перезагрузка

Прежде, чем говорить об итогах саммита АТЭС, стоит отметить, в каких условиях он проходил, поскольку именно это во многом обусловило повестку и результаты.

Разумеется, прежде всего, стоит выделить противостояние России и Запада.  Как мы уже отмечали, мир разделился на тех, кто поддержал санкции против России, кто поддержал Россию, и группу неопределившихся, но симпатизирующих одной из сторон.  Саммит АТЭС проходил  в Китае – стране, которая является стратегическим партнером нашей страны (не берусь говорить – союзником, поскольку о союзнических отношениях можно говорить лишь после их официального оформления) и во многом разделяет российскую позицию по ключевым международным вопросам.  Пекин, фактически, помог Москве во многом нивелировать последствия западных санкций путем новых газовых контрактов, хотя, разумеется, делал это не в ущерб своим интересам.  Россия, в свою очередь, не осталась в долгу и поддержала все китайские инициативы, поскольку они соответствуют и нашим интересам.  По сути, отношения Москвы и Пекина в последнее время все больше выходят за рамки обычного понимания «стратегического партнерства» и приобретают характер союзнических, хотя об этом пока рано говорить, поскольку у каждой стороны есть и собственные интересы, отличающиеся друг от друга.

Особо стоит отметить Японию – Синдзо Абэ в последнее время находится под двойным прессингом: с одной стороны, Вашингтон давит на Токио в плане присоединения к санкциям против России, но с другой – экономические интересы Японии требуют активизации японо-российского экономического сотрудничества в энергетической сфере, а внутриполитическая обстановка диктует необходимость продолжения диалога по мирному договору и проблеме Южных Курил.  Поэтому, в условиях вынужденной (под давлением США) неопределенности с визитом Путина в Японию одним из самых главных вопросов для Абэ была встреча с российским президентом на саммите АТЭС, чтобы обозначить насущные проблемы и договориться об их обсуждении.  Столь же важной для японского премьера была и встреча с лидером КНР Си Цзиньпинем, поскольку этого требовали экономические проблемы.  Японо-китайские отношения в последнее время развивались по одному из самых худших сценариев и едва не привели к вооруженному конфликту из-за спорных островов в Восточно-Китайском море.  Но следствием этого стал спад в экономических отношениях, причем как раз тогда, когда Япония нуждается в их активизации, поскольку новая политика правительства – «абэномика» — не дает ожидаемых результатов, а расчеты на Транс-Тихоокеанское партнерство до сих пор не оправдались – японские фермеры категорически против навязываемых США условий.

Собственно, задержки с созданием Транс-Тихоокеанского партнерства обусловили благоприятные условия для активизации Китаем работы по продвижению Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли. Первым шагом стало принятие на совещании министров торговли и иностранных дел АТЭС дорожной карты АТЗСТ, которую планируется создать к 2016 году.  Россия подержала эту идею изначально, а на ноябрьском саммите АТЭС Владимир Путин весьма четко подчеркнул, что она является реальной альтернативой ТТП и базируется на более удобных и понятных принципах, предполагающих равенство всех сторон.  Российский президент довольно ясно отметил, что Азиатско-Тихоокеанскому региону нужна одна общая и понятная система свободной торговли, а дробление на отдельные внутрирегиональные замкнутые союзы, каковым и является Транс-Тихоокеанское партнерство, будет только мешать созданию общей зоны свободной торговли в АТР.

Разумеется, все это беспокоит Вашингтон, поскольку Азиатско-Тихоокеанская зона свободной торговли будет охватывать большое число участников (почти всех членов АТЭС), а Пекин будет иметь там серьезное влияние.  При этом АТЗСТ уже сейчас выглядит привлекательнее, чем ТТП.  В этой связи США уже перед саммитом АТЭС начали обозначать, что Китай также может стать членом ТТП, если продемонстрирует большую открытость экономики и сможет договориться с каждым из участников.  Вот только КНР к этой идее отнеслась довольно сдержанно – зачем «менять шило на мыло», ведь китайское предложение уже поддержано АТЭС и является более реальным, чем остающееся мифическим Транс-Тихоокеанское партнерство.  Дровишек в этот огонь подкинуло и заявление о заключении договора о свободной торговле между Китаем и Южной Кореей, которую США до сих пор пытаются уговорить на присоединение к ТТП.

Собственно, Барак Обама приехал на саммит АТЭС в ранге «хромой утки» — уходящего лидера, которому уже не дано взлететь.  Демократы с треском проиграли промежуточные выборы в Конгресс, в результате чего в обеих палатах большинство перешло к республиканцам, и во всем этом американцы винят лично Обаму и его инициативы во внешней и внутренней политике.  Лауреата Нобелевской премии мира, развязавшего не одну кровавую войну, сейчас обвиняют во всех грехах даже родные демократы, поскольку он может испортить репутацию всей партии.  Неслучайно советники Хиллари Клинтон, планирующей выставить свою кандидатуру на следующих президентских выборах в США, посоветовали ей дистанцироваться от Обамы и противопоставлять свою будущую политику нынешней. 

В этих условиях «хромой утке» Бараку Обаме необходимо сделать хоть что-то, что позволит сгладить ошибки и продемонстрировать какие-нибудь достижения.  Пока мало что получается, в том числе и на нынешнем саммите АТЭС, но стоит ожидать и новых инициатив в духе достижения договоренностей с КНР по договору о взаимном информировании о запусках ракет с предоставлением телеметрических данных, проведения российско-американского саммита для урегулирования вопросов по договорам о сокращении ядерных вооружений, заключения договора о создании зоны свободной торговли и инвестиций с ЕС и т.п.

Но все это вряд ли будет иметь эффект, в первую очередь, с экономической точки зрения. Надо отметить, что к одобренной на саммите АТЭС идее Азиатско-Тихоокеанской зоны свободной торговли подтягивается и китайская идея создания Азиатского банка инфраструктурных инвестиций с капиталом 50 миллиардов долларов и планами увеличения до 100 млрд, к которой подключились уже 20 стран (с Китаем – 21). Этот проект увязывается также и с реализацией китайского плана «Нового Шелкового пути» и Морского Шелкового пути», в которых уже заинтересованы многие страны АТР, Центральной и Южной Азии. 

В настоящее время, в том числе из-за давления со стороны Вашингтона, к АБИИ не подключились Япония, Южная Корея, Австралия  и Индонезия, однако эти страны изучают возможность участия.  Для Токио и Сеула вхождение в АБИИ представляет интерес тем, что игнорирование этой структуры может оставить их «за бортом» реализации крупных региональных проектов, поэтому велика вероятность того, что они примут положительное решение. 

Индонезия в данном случае почти не играет никакой роли, а ее неучастие в АБИИ обусловлено, в основном, политическими соображениями, поскольку сейчас представители США по разным каналам доводят до индонезийского руководства тезис о том, что именно эта страна является очередной целью Китая в плане захвата спорных островов в Южно-Китайском море.  При этом в качестве защиты от «китайской агрессии» предлагается усиление военно-политического сотрудничества с США по образцу Филиппин. Но здесь есть один нюанс – в Индонезии новый президент, который пытается выстроить новую политику.  Он заинтересован в хороших отношениях с Китаем, изучает возможность сотрудничества с Евразийским союзом и БРИКС, и при всем этом провел отдельную встречу на саммите АТЭС с Владимиром Путиным – Россия для многих стран Юго-Восточной Азии выглядит очень удобным партнером не только с экономической точки зрения, но и в политическом плане, поскольку сотрудничество с Москвой позволяет сдерживать амбиции Пекина.

Довольно сложным является положение Австралии.  Усиливая военно-политическое сотрудничество с США и поддерживая санкции против России, Канберра одновременно очень заинтересована в активизации экономического сотрудничества с Китаем, рассчитывая, в частности, на заключение двустороннего договора о свободной торговле, а также контракта на 1 миллиард долларов на поставки в КНР живого крупного рогатого скота. При этом относительно участия в АБИИ в австралийском руководстве мнения разделились, но решение было принято отрицательное, причем под давлением руководства внешнеполитического ведомства Австралии.  Вполне возможно, что Австралия изменит это решение, если на карту будет поставлен договор о свободной торговле и миллиардный контракт по скоту, к которому Пекин может добавить новые предложения по импорту австралийской говядины. 

На саммите АТЭС все эти вопросы, разумеется, не были решены, но были обозначены.  Подводить итоги, конечно, еще рано, но они уже есть и впечатляют:

— Азиатско-Тихоокеанская зона свободной торговли оказалась более интересной для стран региона, чем Транс-Тихоокеанское партнерство

— В АТЗСТ готов войти Евразийский экономический союз, что будет означать создание огромной евроазиатской зоны свободной торговли

— Партнеры КНР и РФ готовы переходить к взаиморасчетам в национальных валютах, при этом Россия договорилась с о таких расчетах за газ с Китаем, а Китай заключил соглашение о валютных свопах с Канадой, что наносит серьезный удар по гегемонии доллара в мировой торговле

— Страны АТР при выборе между экономикой и политикой предпочитают выбирать национальные экономические интересы, что, в том числе, отмечено и для американских союзников в лице Японии и Южной Кореи.

Что же все это значит? Да всего лишь то, что здравый смысл, хотя и с трудом, начинает преобладать.  И еще это значит, что сейчас, на фоне глобального противостояния, ставящего мир на грань катастрофы и Третьей мировой войны, закладываются основы формирования нового миропорядка, основанного на взаимном уважении суверенных прав и интересов. Этот процесс не будет гладким и быстрым, он столкнется к жестким противодействием вплоть до провоцирования серьезных конфликтов.  Но надо понимать, что это единственный путь к общему миру, который должен прийти на смену насаждаемому «управляемому хаосу», который, на самом деле, уже вышел из-под контроля.

Александр Тимофеев

Добавить комментарий