Мифы и правда о начале войны

> Политика

Вот уже 74 года миновало с того трагического дня — 22 июня 1941 года, когда на нашу родину напали немецко-фашистские агрессоры. И все эти годы не утихает полемика о причинах этой войны и о ее результатах, причем, многие «эксперты» (видно, не трудно быть таковым спустя столько лет!) лихо фальсифицируют историю. Они смело расставляют все с ног на…голову и делают выводы, правомерность которых вызывает сомнения даже у двоешников в школе.

Недавно в сообществе «Политика» был опубликован материал под хлестким заголовком «Советский Союз чуть не проиграл войну с Германией!». Я ставлю его в один ряд теми миллионами публикаций, которые продолжают наводить тень на плетень по данной теме. В частности, много внимания в таких публикациях уделяется успешному началу войны и быстрому продвижению частей вермахта от наших западных рубежей на восток. Но при этом почему-то никто не говорит ни слова о жестоком сопротивлении, которое оказывали немцам боеспособные советские части, неохотно, сквозь зубы говорится и о массовом героизме наших солдат и офицеров, который позволил за первые месяцы войны сформировать сотни новых дивизий и обучить воевать их личный состав, а также начать серийный выпуск новейшей военной техники и вооружения, в том числе знаменитых танков Т-34, истребителей Як, Миг, ЛАГГ, реактивных установок залпового огня «Катюша», новейших противотанковых орудий, автоматов Калашникова и многое другое.

Да, удар немцев 22 июня оказался неожиданным. Это точно. Советский Союз и его руководство не желало войны, как ни стараются господа во главе с так называемым писателем и изменником Родины Суворовым и иже с ним поставить некую параллель между Сталиным и Гитлером, между советской страной и фашистским рейхом. Не получится у вас это, господа, как ни старайтесь. Потому что еще живы участники тех далеких событий, жива память народная, которая не умрет никогда.

Я много лет занимаюсь тематикой той войны и хорошо знаю, как она начиналась. Например, в нашей Казани многие горожане 22 июня, как обычно, отдыхали: кто уехал навестить детишек в пионерские лагеря, кто отправился в тенистые парки или на берег Волги. О том, что началась война, советские люди узнали только днем, когда по радио выступил Вячеслав Молотов. А немцы к тому времени уже крушили наши пограничные заставы и опорные пункты на западных рубежах, бомбили Киев, Минск, Житомир и многие другие города. А танковые клинья вермахта взламывали нашу оборону, захватывали в «клещи» целые полки и дивизии отчаянно сражавшихся, но, увы, отступающих советских войск.

Известно, что первые дни и месяцы Великой Отечественной были очень драматичны для Красной армии. «Мы, советские люди, воспитанные в духе коммунизма и верившие, что «Красная армия — всех сильней!», не могли понять, почему немцам удается столь быстро теснить наши части на восток, — делился со мной своими воспоминаниями, один из тех, кто встретился лицом к лицу с фашистами 22 июня 1941 года, фронтовик Виктор Иванович Селюк, воевавший с первого дня войны в одной из стрелковых дивизий, принявших первый удар немцев в Западной Украине. — Среди наших солдат и офицеров ходили упорные слухи о «пятой колонне» в руководстве страны, о вредительстве и предательстве в армии. Да и поводов для этих измышлений было более чем достаточно. Например, нашу дивизию… разоружили буквально накануне нападения, приказав… сдать все стрелковое оружие под предлогом переоснащения. Поэтому первые бои были очень кровопролитные, и, прежде всего, с нашей стороны, так как у нас была одна винтовка на троих-четверых. А у немцев были автоматы, да и передвигались они только на броне и мотоциклах. Для нашей дивизии все это закончилось плачевно: в августе 1941 нас загнали в «котел», окружив со всех сторон танками. Многие наши солдаты и офицеры, в том числе и я, попали в плен…»

Поведал Виктор Иванович и о том, что на новых рубежах обороны Киевского военного округа, построенных после присоединения к СССР части территории так называемой Западной Украины, также не было все доведено до ума. Недавно построенные доты стояли без пушек и пулеметов, а их личный состав был отведен на несколько километров — на летние полевые сборы . Так что многие укрепления, которые могли стать непреодолимой преградой на пути немцев, были отданы ими практически без боя.

А вот рассказ еще одного участниках тех событий — в 1941 году — комиссара эскадрильи «Мигов» на Ленинградском фронте, а после войны — генерал-майора авиации Кирилла Мурги:

— Те, кто говори, что мы плохо дрались в начале войны, беспардонно лжет. Первый мой боевой вылет состоялся 22 июня. Не скрою, нам было очень трудно: ведь у немцев в первые дни и месяцы войны был абсолютный перевес в воздухе. Дело в том, что мы потеряли много самолетов в ходе бомбежки, а многие из уцелевших машин уступали немецким самолетам по скорости и маневру. И все-таки мы их били и сбивали. На фюзеляже моей машины были начертаны два слова «За Родину!». Для немцев это означало одно: в кабине сидит советский ас. Увидев эту надпись, многие пилоты врага, боялись даже в бой вступить. Но и у них были асы, с некоторыми я дрался, сбивал их, и меня несколько раз сбивали. Но только в небе мы дрались не хуже, а лучше их . это точно!».

Добавлю, что Кирилл Никитович Мурга сбил на фронте 14 фашистских самолетов, причем большинство из них — в первые, самые тяжелые месяцы Великой Отечественной. Интересно, что в августе 1941 года он был представлен к званию героя Советского Союза, но самолет с наградными документами, следовавший в Москву, сбили, а затем сменилось командование дивизии, затем полка и эту тему забыл.

О начале Великой Отечественной войны до сих пор ходят различные толкования и легенды. Например, некоторые «продвинутые» историки утверждают, что СССР абсолютно не был готов к войне. А Сталин, заключивший с Гитлером в 1939 году Пакт о ненападении и пошедший на «преступный сговор о переделе западных границ СССР», до самого последнего дня не верил в то, что Германия решится напасть на нашу страну, поскольку для нее это означало ведение войны на два фронта.

Еще более абсурдным выглядят утверждения, будто СССР готовился напасть на Германию и Европу.. На самом деле СССР сделал все, чтобы создать в Европе систему коллективной безопасности против гитлеровской Германии, но эти разумные инициативы не нашли поддержки ни в одной европейской стране. Так что Советскому Союзу не оставалось ничего другого, как готовиться к войне в одиночку. Реальная, а не сфальсифицированная история, свидетельствует о том, что эта подготовка началась задолго до нападения. Еще 1 сентября 1939 года в стране был принят Закон о всеобщей воинской обязанности, направленный на усиление мобилизационной готовности. А в Красной армии развернулось обучение войск в условиях, максимально приближенных к реальным, боевым. В передовой статье газеты «Правда», вышедшей 1 января 1941 года, озаглавленной «Год 1941-й» прямо говорилось, что на первый план выходят интересы обороны страны, а расходы на оборону в этом году выросли до 43, 4 процента ВВП. В феврале 1941 года был утвержден план стратегического развертывания Вооруженных сил, согласно которому началось перемещение войск с Востока страны к западным рубежам.

Набирала обороты и военная промышленность. К началу 1941 года ССР вышел на третье место в мире после Германии и Англии по производству боевых самолетов. На авиазаводах осваивался выпуск новейших штурмовиков ИЛ-2, бомбардировщиков ИЛ-4 и ПЕ-2, истребителей ЯК-1, ЛАГГ-3. На бронетанковых заводах к началу войны начался серийный выпуск средних танков Т-34 и тяжелых КВ, которые в то время были лучшими в мире по боевым характеристикам и качествам. Кстати, огромную роль в деле подготовки танкистов сыграла и Казанская танковая школа, в которой наши танкисты изучали передовой опыт немецких бронетанковых сил.

И все же времени для подготовки к достойному отпору предполагаемого вторжения вероятного противника не хватило. К тому же сработал элемент внезапности, а также авторитарная система управления страной, где все и вся подчинялись воле и разуму одного вождя. И если бы Иосиф Сталин не был так маниакально уверен, в том, что Гитлер не решится напасть на СССР в сорок первом году, никакого блиц-крига у немцев наверняка не получилось бы. А нашей армии не пришлось бы пятиться до Волги, а затем ценой десятков миллионов жизней возвращать с боями каждую пядь своей земли, а затем освобождать от фашизма Восточную Европу и штурмовать Берлин.

Но, к сожалению, все было так, как было. И первый этап Великой Отечественной войны проходил отнюдь не по сценарию Красной армии, обещавшей гражданам страны Советов, что в случае нападения агрессора она будет бить врага на его территории, а по известному плану «Барбаросса», утвержденному Адольфом Гитлером еще в декабре 1940 года. Согласно которому 22 июня 1941 года немцы атаковали наши границы большими силами одновременно по трем направлениям: из Восточной Пруссии — на Прибалтику и Ленинград, из Польши — на Минск, Смоленск и Москву, а также через Житомир — на Киев и Донбасс.

К счастью для всех нас, далеко идущие планы Гитлера по захвату огромной части территории СССР, разграблению промышленности и сельского хозяйства, физическому уничтожению большей части населения и превращению в бессловесных рабов тех, кого оставят в живых, не сбылись. Блиц-криг рухнул в декабре 1941 года, когда немцы получили сокрушительный удар под Москвой. Основа же этой первой серьезной победы Красной армии над самым грозным в мире противником, завоевавшим к тому времени почти всю Европу, была заложена в июне-августе сорок первого года, когда сотни тысяч наших бойцов и командиров геройски сражались и погибали в жестоких боях с превосходящими силами врага. Эта победа закладывалась в военкоматах, куда с первых дней войны начали поступать тысячи заявлений, в том числе и от жителей нашей республики, с просьбами отправить их на фронт. Эта победа закладывалась в заводских корпусах, где создавалось грозное современное оружие для Красной армии. Эта победа закладывалась на колхозных полях и животноводческих фермах, где производилось продовольствие для фронта. Эта победа закладывалась в каждом доме, в каждой семье, где были патриоты, сражавшиеся на войне или трудившиеся в героическом тылу.

«Помню, 22 июня, когда пришла горькая весть о начале войны, я и многие другие мои сверстники побежали в Кировский военкомат города Казани, — вспоминает еще одна участница войны. Людмила Георгиевна Бабичева. — Там уже было видимо-невидимо народа. Все требовали отправить их на фронт. Мы с девчатами из Порохового завода тоже написали заявления: «Прошу зачислить добровольцем в ряды Красной армии, чтобы быть проклятых фашистов и освободить нашу любимую Родину…».

…Те, кто уходил на фронт летом 1941 года, были уверены, что эта война долго не продлится. Но оказалось, что путь к великой Победе составил 1418 страшных дней и ночей. А сама Победа потребовала неисчислимых жертв и лишений от всего советского народа, который был, остается и всегда будет главным и единственным героем Великой Отечественной. И это тоже — святая правда, о которой следует говорить во весь голос.

Владимир Музыченко

Добавить комментарий