Малый бизнес на ПМЭФ обвинил госкомпании в коррупции

> Экономика

В последний, самый расслабленный день экономического форума, круглый стол со скучной темой допуска малого бизнеса к закупкам госкомпаний стал едва ли не самым бурным на всем форуме. Предcтавители бизнеса обвинили крупнейшие в России госкомпании если не в коррупции, то в политике, исключающей участие предпринимателей в их закупках. РЖД и «Россети» отдувались как могли, а помощник президента Андрей Белоусов отчитал и тех, и других.

Для начала участникам круглого стола показали видеоролик, в котором раскрывались результаты контрольной закупки, проведенной работниками НП «Агентство стратегических инициатив», занимающегося продвижением интересов бизнеса в России. В сюжете потенциальные подрядчики подавали заявки на закупки «Газпрома», «Россетей», РЖД и «КАМаЗа». На получение электронной подписи уходило по семь дней, электронные площадки требовали деньги за участие в заказе (в качестве оплаты своих услуг), закупки оказались организованы витиевато и т. д. Об этом сообщалось в сюжете. Директор бизнес-направления Агентства стратегических инициатив Артем Аветисян рассказал, что никому из участников так и не удалось выиграть ни одного тендера.

Масла в огонь подлила глава комитета по развитию частного предпринимательства, малого и среднего бизнеса Торгово-промышленной палаты РФ Елена Дыбова. «Я буду кратка. 223-й закон рамочный, неконкретный, просто декларация о намерениях. В нем нет прав и обязанностей сторон, нет требований к документам. Следующее. В России 127 площадок, по которым распределены заказы госкомпаний. Все у них запретительно, дорого, невозможно, многие аффилированны с госкомпаниями. Я смогла только на 12 площадок прорваться. Кроме того, кучу времени надо, чтобы закупки на них отслеживать, — у нас специальный человек сидит по 5-6 часов в день. Потом, — требуют выписку из ЕГРЮЛ за три дня, запрашивают немыслимые подтверждения, например, все накладные об опыте работы за три года. Ксерим, ксерим. Требования к файлам — только pdf, а недавно появилось нововведение — пришлите еще все нотариальные копии, а еще и их копии на диске», — сказала она.

Елена Дыбова приводила примеры неудачного участия в закупках. Один раз, говорит она, у участника запросили сведения об арбитражных судах, в которых он участвовал. «После того, как я написала, что за последние три года я выиграла пять судов, закупку отменили», — сказала она. «Я не хочу вслух говорить, что это коррупция, — в зале началось заметное оживление с робкими аплодисментами, — но очевидно, что некоторые организаторы закупок рассматривают этот вопрос как источник получения денег. Скорее всего, руководители госкомпании хотят их честно проводить, а внизу, те, кто осуществляет закупки, поступает не совсем честно».

На стороне малого бизнеса оказался и замглавы ФАС Андрей Цариковский. «Знаете, говорят, все животные равны, но одни животные ровнее других. Вот в малом бизнесе вроде и правда все животные равны, но почему-то чиновникам и начальникам госкорпораций одни животные ближе и роднее. Не зн

Мобильник вице-президента РЖД

За госкомпании вступился помощник президента РФ Андрей Белоусов, сказав, что в представлении бизнесменов госкомпании — это «монстр какой-то». «Вот у них забот больше нет, кроме как давить бизнес. Смысл в другом: какие заказчики, такие и товары. Если госкомпании выгодно, она сама найдет малый бизнес и будет закупать товары как у единственного поставщика. А у вас получается, что 223-й закон — это такой сапог, которым пинают малый бизнес», — сказал Белоусов.

Первым отдуваться за госкомпании пришлось вице-президенту РЖД Анатолию Мещерякову. Он как техник и инженер по образованию плохо относится к оценочным суждениям, сказал он, назвав такие оценки (возможно, ненамеренно) «качественными характеристиками» (термин из госзакупок). Поэтому, отметил он, если представители бизнеса сталкиваются с нарушениями, они должны быть конкретны в своих претензиях.

— Все, кто в РЖД видит нарушения, можете обращаться прямо ко мне лично! Я буду этим непосредственно заниматься, чтобы мы все вопросы снимали, — объявил он, вызвав одобрительные аплодисменты в зале, — На сайте вы можете найти телефон моей приемной… — и тут зал прервал его бурным смехом, который теперь уже выражал слабую веру аудитории в искренность его намерений.

— Нужен мобильный телефон! Мобильный телефон в студию! — закричал кто-то из зала.

— Мобильный телефон, ну, э-э-э… Вообще всем известно, что ни одно обращение я не оставляю без ответа…

Заместитель гендиректора по финансам «Россетей» Олег Прохоров в ответ на претензии малого бизнеса исключил свою компанию из списка недобросовестных заказчиков. Во-первых, сказал он, около 30% закупок компании в 2014 году были отданы малому и среднему бизнесу, не говоря уже о том, сколько компаний работали на субподряде у крупного бизнеса. «Россети» размещают закупки на трех площадках, а для малого и среднего бизнеса разработали отдельную. «Туда мы допустили цифровые подписи, выданные любыми центрами, плату за участие стали взимать только с победителей», — сказал он.

Корейская система закупок лучше российской

В противовес несовершенной системе российских торгов участникам дискуссии показали сюжет про Северную Корею, где в этой области, если верить видеоролику, произошел настоящий прорыв. «Семь тысяч участников на ремонт спортзала, и все они — малый бизнес, — сыпал примерами закадровый голос, -По 1,5-3 тыс. участников на каждый конкурс… В 2002 году в Северной Корее был создан единый портал закупок… Ежегодный его оборот — 75 млрд долларов… 50 тыс. государственных организаций и 300 тыс. частных поставщиков… Никаких бумажек, все автоматизировано… Единая телефонная линия — 6 тыс. консультаций ежедневно…»

Идею создать в России единый портал закупок для госкомпаний (по 223-ФЗ) практически все участники круглого стола восприняли как разумную. «Площадок может быть несколько, но счетное количество, а портал должен быть один, — противопоставил синонимы замглавы ФАС Цариковский. — Чтобы вся информация была сведена в одно место». Он также заявил о необходимости бороться таким методом с практикой площадок-однодневок, на которых продают имущество госкомпаний. «Сделали площадку, продали казенное имущество, и закрылись», — пояснил он. Идею создать единый портал поддержала вице-президент «Роснефти» Светлана Рай.

Пользуясь общим согласием по созданию единой торговой площадки, советник главы Сбербанка и гендиректор «Сбербанк-АСТ» Николай Андреев, видимо, почувствовав, что оказался в нужный момент в нужном месте, незамедлительно предложил свои услуги. «В госзаказе у нас доля более 52%, а по 223-ФЗ — 14%. Бесплатная регистрация, колл-центр, 350 точек выдачи ЭЦП, мы, кроме того, помогаем составлять заказчикам положение о закупках, ведем реестр субъектов малого и среднего бизнеса. Проводим работу только с использованием электронного документооборота. Поэтому я хотел бы сделать предложение. Давайте сделаем некий пилотный проект на базе площадки Сбербанка, и по его результатам уже посмотрим», — заявил он.

Малый бизнес сам виноват

Некоторые участники предпочли не защищать малый бизнес, а выдвигать к нему встречные претензии. Например, глава Федерального фонда содействия развитию жилищного строительства Александр Браверман объявил, что не следует «демонизировать монополии и госкомпании». Проблема же, как он считает, заключается в том, что не все представители бизнеса могут удовлетворить требования госкомпаний. Например, говорит он, в составе закупок РЖД 10% отводится именно малым и средним компаниям, однако в составе этих 10% есть поставки высокотехнологичного оборудования. «Всегда ли продукция МСБ может удовлетворять таким требованиям? Вот недавно, как мне рассказал глава Ростеха, они проводили конференцию для поставщиков малого и среднего бизнеса. На ней были представлены все 17 холдингов, входящих в Ростех, а знаете, сколько пришло представителей бизнеса? Пять», — ошарашил он.

Замглавы Минэкономразвития Евгений Елин в этой связи заметил, что, если исключить область строительства, то главные предметы закупок у малого бизнеса сегодня — это не какое не высокотехнологичное оборудования, а всего лишь «молоко питьевое, лук репчатый и морковь столовая». «Если мы хотим, чтобы малый бизнес так и остался самым распространенным поставщиком этих товаров — давайте сделаем единую площадку. Если мы все-таки хотим, чтобы он поставлял технически сложные изделия, для этого нужна специализация площадок. А эта идея в принципе исключает возможность создать одну площадку для всей страны», — замети Елин.

Белоусов отругал всех и вышел победителем

Миролюбивый ход обсуждения неожиданно прервал помощник президента Андрей Белоусов. Выслушав очередную порцию жалоб представителей бизнеса на госкомпании, он обратился к замглаве ФАС Цариковскому.

— Вот вы ведь видите когда нарушения происходят, и что вы не реагируете-то? Говорю вам под камеры, формально, даю двухнедельный срок, встречайтесь с этими людьми, выясняйте, чьи права были нарушены. До 6 числа давайте. Андрей, мне доложите, что и как там произошло.

Замглавы ФАС не ответил на это требование.

Далее Белоусов переключился на малый и средний бизнес. В представлении их владельцев, госкомпании обладают некой презумпцией виновности, которая заключается в их уклонении от сотрудничества. «Ах, раз так? Давайте-ка мы им закрутим гайки! И сделаем 223-й закон ближе к 44-му, — изложил он логику бизнесменов. — А чего нужно госкомпаниям, почему они уклоняются? Им нужны как минимум — большие партии, надежность поставок, стопроцентная надежность. Если РЖД не получит металл для ремонта путей, то дальше будет все со всеми вытекающими. Кроме того, им нужна устойчивость, долгосрочность. «Аэрофлоту» нужны запчасти на весь цикл эксплуатации самолета. Плюс эти детали должны быть ремонтопригодны, сертифицированы. В Росатоме проверяется все вплоть до последней шайбы. Вылетит шайба и остановится реактор! А то у нас как получается, — компании думают, что они придут на площадку, и там что-то будет. Да ничего там не будет! Короче говоря, если малый бизнес не станет отвечать требованиям госкомпаний, мы будем вести войну, в которой бизнес проиграет».

Один из предпринимателей из зала предложил госкомпаниям включать в совет директоров представителей малого и среднего бизнеса, чтобы они «контролировали» допуск их коллег к закупкам. Ведущая телеканала «Россия 24» Татьяна Наумова, которая выступала модератором на круглом столе, несколько переиначив вопрос, обратилась представителям госкомпаний: «Вы готовы, чтобы в ваших KPI (ключевых показателях эффективности) были описаны конкретные параметры по допуску малого бизнеса к вашим закупка?» В ответ на это вице-президент РЖД Мещеряков начал было объяснять: «Мы не занимаемся закупками у малого бизнеса, наша основная цель — организация перевозок по стране. И наши KPI связаны с результатами нашей деятельности…» — однако был резко прерван Белоусовым.

— Мы сейчас вам 115-го вице-президента заведем, и все устроим. У вас сколько вице-президентов в вашей структуре?

— Двадцать четыре, — ответил Мещеряков.

— Двадцать четыре, да?

— Членов правления.

— Членов правления, членов правления. Вот давайте 25-го мы вам заведем, который будет заниматься работой с малым бизнесом. И тогда мы впаяем вам ваше KPI, и все будет как надо.

Так ни о чем и не договорившись, участники круглого стола разошлись, оставив массу впечатлений для зрителей и кучу работы для журналистов.

Александр Аликин

Добавить комментарий