Близкая к Ротенбергам компания заработает на металлоломе Минобороны

> Политика

Минобороны позволит продавать лом черных и цветных металлов, а также списанную военную технику бывшей «дочке» РЖД, компании «ТрансЛом», которую «Коммерсантъ» связывал с семьей Ротенбергов. Соответствующий проект президентского указа был опубликован в четверг, 26 марта. Компания может выручить только на ломе черных металлов от 2,8 млрд руб. в год, подсчитал РБК

Лом на миллиарды

В четверг на сайте gov.ru был опубликован проект президентского указа, который предоставляет Министерству обороны и подведомственным ему организациям право реализовать ломозаготовительной компании «ТрансЛом» лом черных и цветных металлов, а также списанную военную технику по рыночной стоимости без проведения торгов. Сейчас документ находится на общественных слушаниях.​

До этого «ТрансЛом» занимался утилизацией списанного подвижного состава РЖД, являясь крупнейшим игроком на этом рынке. Компания с мощностями, позволяющими перерабатывать более 250 тыс. т лома в год, также берет на себя его транспортировку, в том числе в труднодоступных регионах.

Из пояснительной записки к указу президента следует, что в 2017 году Минобороны планирует избавиться от 230 тыс. т металлолома (пропорция черных и цветных металлов в партии неизвестна). В таком случае, учитывая среднюю цену в 2016 году на рынке лома черных металлов на уровне 9,5 тыс. руб. за тонну, первый год контракта может принести «ТрансЛому» 2,2 млрд руб. выручки. А если исходить из цены на лом черных металлов в марте (12 тыс. руб. за тонну), «ТрансЛом» и вовсе сможет выручить 2,8 млрд руб.​

С 2014 года торги по продаже утилизированной военной техники для Минобороны проводил Российский аукционный дом (РАД). Они вызывали большой интерес в отрасли. В конце 2016 года в торгах на продажу 4 тыс. т лома черных и цветных металлов приняло участие девять претендентов, которые совершили 49 шагов, подняв цену в три раза, до 90 тыс. руб. за тонну — в девять раз выше рыночной. За три года аукционный дом провел более 700 публичных торгов, а общая сумма сделок по всем «железным» лотам составила 2,9 млрд руб., говорится в сообщении РАД. Информации о том, сколько в проданной партии пришлось на долю цветного лома, а сколько — черного, РБК получить не удалось.

Экономия для Минобороны

За последние годы у министерства скопилось большое количество металлолома: помимо неутилизированных автомобилей и мотоциклов остались устаревшие БТР и Т-54, рассказал РБК источник в Минобороны.

«Чтобы избавиться от этого хлама и соорудить хранилища под новую технику, устаревшую надо распиливать. Стоит это очень дорого. Можно на это тратить бюджетные деньги, а можно отдать частникам», — пояснил он, подчеркнув, что пока соответствующего законодательного механизма нет.

Без привлечения третьих лиц государству придется выделить Министерству обороны 50 млрд руб.​​ на утилизацию устаревшей техники, объяснил собеседник РБК в военном ведомстве. Эта же сумма упоминается в пояснительной записке к президентскому указу. Если проект все-таки будет подписан президентом, оборонное ведомство может даже заработать на реализации устаревшей техники, объяснил источник.

До конца 2020 года необходимо утилизировать 9,9 тыс. единиц бронетанковой техники, 21,5 тыс. ракетно-артиллерийского вооружения, около 7 млн единиц стрелкового оружия, более 150 млн штук боеприпасов, 140 тыс. ракет общевойскового назначения, почти 2 тыс. самолетов и вертолетов, сказано в пояснительной записке к документу.

Что такое «ТрансЛом»

Бывшая структура РЖД ООО «ТрансЛом» с октября прошлого года принадлежит партнеру помощника президента, бывшего министра транспорта Игоря Левитина Алексею Золотареву. У компании, работавшей с ломом РЖД, выручка в 2015 году составила 13,5 млрд руб., согласно СПАРК.

Источники «Коммерсанта» связывают «ТрансЛом» с интересами семьи Ротенбергов. Аркадию Ротенбергу принадлежит ООО «Трубный металлопрокат», а его сыну Игорю — 50% ООО «НСК», специализирующегося на производстве драгоценных и цветных металлов и обработке лома всех видов. При этом «ТрансЛом» и «Кронос» — заготовители лома РЖД, где Игорь Ротенберг в 2004 и 2005 годах был вице-президентом и главой департамента управления имуществом (в частности, металлоломом).

Гендиректор «ТрансЛома» Сергей Астахов связь компании с Ротенбергами отрицает, заявив РБК, что владельцем 100% является Золотарев.​ По его словам, организация выигрывает не все тендеры Минобороны. «Вот по лому драгметаллов проиграли в прошлом месяце», — говорит Астахов. На вопрос, планирует ли компания получить крупный лот на черный и цветной металл Минобороны, он ответил: «Планируем не получить, а выиграть его». Кроме того, «ТрансЛом» недавно проиграл аукцион на Щелковский завод по переработке вторичных драгметаллов (одно из крупнейших аффинажных предприятий России). «Большого интереса у нас к заводу не было, поэтому мы не боролись», — объяснил Астахов.​

Представитель Ротенбергов также опроверг связь «ТрансЛома» с их структурами, добавив, что упомянутое ООО «НСК» вообще не имеет отношения к сбору лома.

Источник РБК в ломозаготовительной отрасли отмечает, что «ТрансЛом» выигрывал и продолжает выигрывать все тендеры РЖД на утилизацию списанных вагонов. Несмотря на то что компания сменила собственника, она де-факто продолжает оставаться близкой к РЖД.

Конкуренция с «Ростехом»

Ранее президент разрешил Минобороны передавать свое списанное, но запрещенное к свободной реализации имущество «Ростеху». У госкорпорации​​​ имеется дочерняя компания «Национальный экологический оператор» (НЭО), занимающаяся утилизацией лома.

На вопрос РБК, не возникнет ли теперь недопонимание между игроками, источник в Минобороны ответил, что между «ТрансЛомом» и «Ростехом» будет разделение по контрактам. «Первым достанется утилизация металлолома, вторым — утилизация техники», — сказал он. Об этом также осведомлен источник в одной из крупных ломозаготовительных компаний. «ТрансЛом» будет в первую очередь утилизировать цветной и черный металлолом, а «Ростех» — драгоценные металлы, пояснил он, отметив, что под «техникой» может подразумеваться «как драгметалл, так черный и цветной».

Фото: Никита Крючков / ТАСС

Но на рынке лома «дочку» «Ростеха» не знают. В отрасли сомневаются в ее компетентности и наличии необходимого опыта. ​«До тех пор пока НЭО не вошла в сообщество переработчиков лома, считаю, что это несистемное решение», — заявил директор объединения ломопереработчиков ​«РУСЛОМ.КОМ» Виктор Ковшевный. Сейчас, по его словам, компании, профессионально перерабатывающие лом драгметаллов, а их всего до 15 в отрасли (и в них не входит «Ростех» и его «дочка»), основные объемы покупают у Минобороны.

Рынок электротехнического и электронного лома, по его прогнозу, вырастет в 65 раз к 2025 году благодаря экологическим сборам и нормативам по утилизации. «Такие компании, как Hewlett-Packard или Samsung, будут вынуждены отдавать большие объемы на утилизацию, поэтому у рынка большой потенциал, — сказал Виктор Ковшевный, оценив рынок в 90 тыс. т. — Это трудоемкий и наукоемкий рынок, компании, работающие с ломом драгметаллов, обязаны иметь лицензии, в том числе Пробирной палаты».

Представитель ФАС сообщил РБК, что ведомство не получало жалоб по поводу выбора Минобороны в качестве единственных контрагентов «ТрансЛома» и НЭО. В марте ФАС удовлетворила жалобу «дочки» «Ростеха» на Российский аукционный дом, допустивший к аукциону по продаже продуктов утилизации, принадлежащих России, двух участников, не внесших задатки. Российскому аукционному дому предписали отменить аукцион и провести новый.

Надо делиться

Анализ рынка лома черных и цветных металлов показал, что «ТрансЛом» — единственная специализированная организация, имеющая на территории России филиальную сеть, собственные производственные мощности с возможностью осуществлять предварительную разделку, заготовку и транспортировку лома в необходимых объемах и минимальные сроки, говорится в пояснительной записке.

Однако опрошенные РБК эксперты считают, что за контракт с Минобороны могли бы побороться и другие игроки. «Эффект от такого шага позитивный, так как отходы передаются рачительному собственнику. Конкуренцию «ТрансЛому» могли бы составить вертикально-интегрированные компании, связанные с металлургическими заводами», — отметил руководитель группы «Север»​ Ильдар Неверов. «Например, ломозаготовительные подразделения «Северстали» или Новолипецкого металлургического комбината. Почему выбран «ТрансЛом» — гадать не приходится. Эта компания всегда обладала серьезным административным ресурсом», — сказал он.

Военный лом реализовывали небольшому кругу компаний, потому что для его утилизации необходимо специальное оборудование и лицензия. Например, некоторый военный лом утилизируют взрывом, пояснил РБК глава аналитического агентства по рынку лома Олег Масленников.

«Легкодоступного лома в стране становится меньше, поэтому системное отчуждение лома, накопленного на объектах Минобороны и других госкомпаний, является важной отраслевой задачей для сырьевого обеспечения», — сказал РБК директор объединения ломопереработчиков ​ «РУСЛОМ.КОМ» Виктор Ковшевный. Он отметил, что раньше продажа лома Минобороны осуществлялась по непрозрачным схемам и зачастую приносила потери обеим сторонам. «Заявлялись позиции, которых на самом деле не было, слишком крупные лоты на технику, разбросанную по всей стране. Кроме того, победителем тендера часто становился непрофессиональный игрок для последующей перепродажи лота», — объясняет директор объединения ломопереработчиков.

Ковшевный и собеседник РБК в крупной компании сектора ожидают, что «ТрансЛом» разделит выигранные лоты с другими участниками отрасли. «Мы рассчитываем на то, что «ТрансЛом» будет делиться объемами в рамках объединения «РУСЛОМ.КОМ», а это более 100 холдингов от Калининграда до Владивостока», — отмечает Ковшевный. Источник в ломозаготовительной компании ждет, что «ТрансЛом» будет продавать лом крупным покупателям и переработчикам.

С ним согласен и гендиректор компании «Экосистемы» Андрей Чугункин. Он отмечает, что «ТрансЛом» больше выступает на рынке как трейдер. «Эта филиальная сеть [о которой говорится в пояснительной записке] — она не совсем их. Они просто пользуются мощностями других компаний. Например, во Владивостоке у «ТрансЛома» ничего нет, но есть компании, с которыми организация может договариваться», — сказал Чугункин.

СохранитьСохранитьСохранитьСохранитьСохранить