Белиберда «Страны Моксель»

> Культура

«Беда, коль неуч неумело не за свое берется дело», — заметил еще в ХV веке немецкий поэт Себастьян Брант. Иллюстрацией к этому высказыванию может служить ставшая уже знаменитой на Украине книжка Владимира Билинского «Страна Моксель». Сочинение, написанное дилетантом, взявшимся разглагольствовать на тему, о которой не имеет понятия, чуть ли ни на каждой странице содержит грубые ошибки, очевидный вымысел, а то и откровенную чушь.

Всю трудовую жизнь занимавшийся строительством мостов Билинский (ранее он именовался Белинским, но, видимо, решил украинизировать свою фамилию) на старости лет возомнил себя историком. И засел за «исследование» прошлого. «Страна Моксель» оказалась необычайно популярной в определенных кругах украинского общества. Она выдержала несколько изданий, стала настольной книгой украинских русофобов. Положила начало издательскому проекту «Библиотека почитателей «Страны Моксель». Билинского приглашают в вузы, чтобы «просвещать» студентов-историков. Общество «Знание» организовывает его лекции по всей стране. Несколько лет назад Госкомитет Украины по телевидению и радиовещанию присудил ему премию имени Ивана Франко в номинации «Лучшая научная работа в информационной сфере». Такая премия дается «за утверждение исторической памяти и национального сознания».

В этом году книгу переиздали в очередной раз и представили на «Книжном арсенале» — крупнейшей на Украине книжной ярмарке. Регулярно приглашают нашего мостостроителя и в эфир Первого канала Украинского радио.

Так что к «Стране Моксель» стоит присмотреться. Её содержание можно изложить одной фразой: «Великороссы – это помесь финно-угров и монголо-татар, не имеющая никаких родственных связей с русичами-украинцами». Вот это Билинский и тужится доказать.

Обнаружив в написанной в середине ХIII века книге фламандского путешественника Вильгельма де Рубрука наименование «Моксель», Билинский решил, что тут имеется в виду Ростово-Суздальская земля, «будущая Московия». «Сомневаться не приходится», — уверенно заявляет он.

Однако Рубрук пишет о языческом народце моксель, проживающем севернее Волго-Донского междуречья. Причем указывает, что у этих язычников нет городов, живут они в лесных селениях, а государь их был принужден монгольскими завоевателями к участию в походе в Западную Европу, где и погиб в одном из сражений. Между тем Ростово-Суздальская земля ХIII века была страной городов, а её население являлось преимущественно христианским.

Взгляд на географическую карту позволяет определить: Рубрук рассказывает о мордовском племени мокша. В науке этот факт давно установлен, зафиксирован в сотнях (может, и в тысячах) научных работ, подтвержден другими путешественниками, бывавшими в тех местах (скажем, венецианский дипломат ХV века Иосафат Барбаро тоже называл мокшу мокселем). Сохранила история и имя их вождя, принужденного к совместному с монголами походу в Европу и погибшего там. Это мокшанский князёк Пуреш. Правда, Билинский ничего о том не знает. Ему, впрочем, и не надо.

Любопытно, что почитаемый украинскими патриотами опус Билинского по сути своей является антиукраинским, направленным против Украины не в меньшей степени, чем против России. Ведь любая русофобия – это одновременно и украинофобия; украинцы, вредящие России, наносят вред и себе.

Билинский цитирует польского русофобствующего сочинителя Казимира Валишевского, который предлагает посмотреть на средневекового москвича. Мол, одет такой москвич в армяк, зипун, кафтан. Обут в башмаки. В драке пускает в ход кулак. Будучи судьей, наденет на подсудимого кандалы и позовет ката, чтобы дать осужденному кнута. Ездит на далекие расстояния с ямщиком. И так далее. «Все это слова азиатского происхождения», — замечает Валишевский. А Билинский уже тут как тут: «Дорогие великороссы, — пишет он, — вот где ваши корни».

Что ж, давайте теперь посмотрим на средневекового «украинца» (слово беру в кавычки, поскольку в средние века, да и позже такого национального имени не существовало).

Одет он в кобеняк, кунтуш, кармазин, шаровары. Обут в чоботы или постолы. Сидит на килиме (ковре), набивает тютюном (табаком) люльку (трубку). Наслаждается игрой на кобзе. В драке пускает в ход кулак. Будучи судьей, наденет на подсудимого кайданы и позовет ката, чтобы дать осужденному кунчуков. Провернув какое-то выгодное дело, ставит помощникам магарыч. На далекие расстояния ездит с чумаками. Иногда отправляется на кош, к козакам. Живет там в курене. Бывает, что разбойничает, превращаясь в настоящего гайдамака. И так далее. Все это слова азиатского, преимущественно тюркского происхождения. В украинском языке их заметно больше, чем в русском.

В действительности же наличие в русском и украинском языках некоторого (сравнительно небольшого) количества татарских слов совершенно не говорит об азиатских корнях великороссов и малороссов. Просто понимают это далеко не все.

Или вот ещё. Автор «Страны Моксель» тщится доказать, будто вплоть до монголо-татарского нашествия в Ростово-Суздальской земле преобладало язычество (дескать, христианство там насадили монгольские ханы). По изданной в ХIХ веке книге «Собрание исторических сведений о всех бывших в древности и ныне существующих монастырях и примечательных церквах в России» Билинский подсчитывает количество старинных (основанных не позднее начала ХIII века) монастырей и храмов в бывшем Ростово-Суздальском княжестве. Насчитав 19 монастырей и 20 храмов древней постройки, он глубокомысленно комментирует: «Совсем не густо». И делает вывод о языческом характере края. Ну а поскольку из истории известно, что славяне к тому времени почти повсеместно являлись христианами, сочинитель считает доказанным: жили в начале ХIII века в Ростово-Суздальской земле не славяне, а финно-угры. И сейчас они там живут, притворяясь славянами.

Что на это сказать? Можно указать, к примеру, на то, что Билинский обсчитался и количество храмов значительно приуменьшил. Или на то, что к ХIХ веку не обо всех ранее существовавших церквях сохранились данные. Однако интереснее другое. Произведенный по той же книге аналогичный подсчет для территорий, которые ныне считаются Украиной, дает еще меньший результат. Если не учитывать церковный центр древней Руси – Киев и его окрестности, то на всей остальной территории (княжества Киевское, Переяславское, Волынское, Черниговское, Новгород-Северское) обнаруживается всего 11 монастырей и 10 храмов. Десять из них (5 монастырей и 5 храмов) – в Переяславе. Пять (2 монастыря, 3 храма) – в Чернигове. Сколько приходится на прочие земли? Совсем не густо…

А ларчик открывается просто. Книга, на которой невежда, возомнивший себя исследователем, основывал свой подсчет, содержит, как это видно из названия, сведения лишь об известных храмах. Множество церквушек, особенно сельских, в перечень не вошли. А без них составить общее представление о распространенности христианства в этих землях невозможно.

А вот ещё один аргумент от Билинского. Названия многих рек в Ростово-Суздальской земле финно-угорского происхождения, и это понятно: до начала массового переселения сюда в Х веке славян здесь обитали финно-угорские племена – меря, весь и другие. Впоследствии, в ходе славянской колонизации, финно-угры были частично вытеснены, частично ассимилированы более многочисленными переселенцами. Произошло это не враз, долгое время славяне жили бок о бок с аборигенами и восприняли многие (хотя и не все) существовавшие наименования рек.

Однако изобретатель «Страны Моксель» пытается отрицать сам факт славянской колонизации. По его мнению, славяне обязательно бы переназвали реки по-своему. А раз финно-угорские названия сохранились, значит, учит Билинский, славян там не было, а сведения об их переселении в регион – «российский шовинистический миф», выдуманный великороссами, чтобы скрыть свое финно-угорское происхождение.

Спорить тут не о чем. Нужно просто посмотреть на географическую карту Украины. Днепр, Днестр, Сула, Ворскла, Хорол — имена не славянские. Так значит, здесь тоже не было славян? Украинцы – не славяне?

Антиукраинская направленность опуса Билинского проявляется и в другом, но, я думаю, достаточно приведенных примеров. А ещё при чтении этой книжонки возникает брезгливость. Дело в том, что Билинский безудержно врёт: уродует цитаты, меняет смысл сказанного теми, кого цитирует, приписывает другим собственные измышления, извращает факты. И так во всём.

С помощью сего сочинения на Украине насаждается «национальное сознание», утверждается «историческая память». Лауреат Билинский перевирает почти всех авторов, на которых ссылается – от Нестора летописца до современных ученых. Однако творец «Страны Моксель» уверен: для современной Украины сойдёт и такое. И ведь действительно сходит. Агрессивное невежество заразительно.

Александр КАРЕВИН

Добавить комментарий